ddina
Чтобы придать очертания большой мечте, нужны пространство и тишина.
В этой истории герои или, вернее, участники рассказа протипированы мною заранее. Их психотипы я просто указываю в скобочках, как наверняка достоверные. Предмет моего интереса и описания в рассказе – отношения соционических психотипов в семьях. Заранее прошу читателей не удивляться, что пишу названия психотипов с маленьких букв. Я это делаю сознательно с целью не путать имена людей с метафорами соционических типажей, так сказать, чтоб отделить психологические признаки от реальных людей, носителей этих признаков.
Любой психолог вам подтвердит – наши дети убегают из родительского гнезда … от одного из родителей. Не берусь судить от каких именно отношений убегают наши дети, но в моей памяти есть даже дуальные. Т.е. например, сын с отцом (дуалы), вместе не ужились, скорее всего, предполагаю, не поделили внимание матери. Хотя и без меня известно, что даже дуальные отношения с появлением ребенка в семье испытывают значительную проверку на их прочность.
Но речь здесь и сейчас пойдет совсем не о дуальной семье. Моя близкая знакомая (академический максим) выросла можно сказать – в классической дуальной семье 4ой квадры – во главе угла ценности домашнего уюта, мира, покоя, достатка, тихого семейного счастья без особых бурь, заумных фантазий и сильных волнений. Папа – замечательный достоевский. Мама – классический штирлиц. Видели бы вы, какие воротники, скатерти и подзоры, вязала крючком Надина мама, слов нет- какая красота. Надюшка закончила школу с хорошими отметками и уехала из своего Осташкова поступать в Тверь (тогда Калинин). Поступала она в Калининский мединститут, хорошо шла по экзаменам, уверенно набирая проходной балл, но за несколько дней до конца вступительных экзаменов в мединститут привезли целый автобус наших чернокожих друзей из голодающей Африки и абитуриентам объявили, что пропускной балл резко поднимается, а свободных мест остаётся совсем чуть-чуть, медалистам и прочим льготникам и то вряд ли хватит.
Домой Надя возвращаться не захотела. Просто зашла в райком комсомола. Попросила путёвку на комсомольскую стройку подальше от дома и уехала на Алтай, в далёкий Рубцовск.
От несложившейся медицинской карьеры осталось теплое воспоминание о безответной влюблённости в красивого юношу, поступающего вместе с ней в мединститут. Он был удивительно стройный, всегда прекрасно выглядел, говорил правильные и красивые слова так, словно недоговаривал что-то самое главное, недоступное простым смертным, покрывая свои невысказанные тайны очаровательной улыбкой. Теперь, много лет спустя, вспоминая её короткие рассказы о несбывшихся грёзах, я подозреваю в том юноше скорее всего молодого гамлета.
В Рубцовске Надежда пошла работать на машиностроительный завод учеником токаря, но квалификация способной ученицы быстра росла – и совсем скоро её наградили орденом за трудовое отличие.
А вскоре она познакомилась с замечательным, веселым и чубастым пареньком – круглолицый, голубоглазый, простодушный, он казался ей совсем непохожим на тех людей, которые её окружали до сей поры. Правда, он был совсем молодой, и загадывать ещё было рано. Но молодость и вовсе не загадывает, а просто берёт от жизни всё, что считает нужным.
Василий (дюма) во всем полагался на жену, заслуженно считая её разумной половинкой в семье, и оставлял на её усмотрения все ключевые вопросы повседневных забот. Сам глава семьи прекрасно справлялся с практической реализацией домашних задумок. Если они были, конечно, не чересчур заковыристыми.
Сынок, первенец, родился вскоре после того, как Василий ушел служить в армию. А когда Вася вернулся со службы – двухлетний бутуз уже самостоятельно бегал по земляному полу родительского дома. Странно было вот так сразу привыкать к новой роли – взрослого отца подрастающего отрока. Но, похоже, двухлетняя разлука навсегда заложила непреодолимый барьер в отношениях отца и сына. Валера рос молчаливым, замкнутым юношей, потеря зрения ещё больше отделила его от одноклассников, трудно было понять – доволен он или нет хоть чем-нибудь, и, вообще, что у ребёнка на уме. Не трудно догадаться – в семье максима и дюма рос-подрастал габен. Мама окружала сына заботой – одет, накормлен, здоров. Но авторитеты – приоритеты для Валеры оставались за порогом родительского дома. Там за порогом были сильные решительные и волевые друзья, в отличие от отца – подкаблучника, чей задор просыпался только после выпитой рюмки. Ночные приключения сынули часто заканчивались очень рискованно – то шутливая кража сигарет в коммерческом ларьке, то хулиганские посещения чужих сараев и дач. Адреналинчик с друзьями сдабривали то косячком, то колесами и прочей химией, а ещё позднее он с друзьями освоил технику применения одноразовых шприцов.
К тому времени в семье подрастала ещё и дочка-красавица. Деловая, старательная и послушная помощница матери, любимица и радость отца - белокурая Светланка . Она совершенно отличалась от своего старшего брата. Не удивительно – ну что может быть прекраснее и радостнее для родителей, чем маленькая и умненькая дочурка – куколка ( тороплюсь расшифровать - драйзер).
Смерть Валерика была совершенно неожиданной и моментальной. Как подозреваемый в грабеже местных ларьков, он провел два дня в отделении милиции. Ломка давала себя знать и уже который день непрерывная мысль о дозе напрочь отметала любое разумное поведение. Длинный коридор второго этажа, по которому Валеру вели на очередной допрос, он использовал для разбега перед прыжком в синий квадрат незарешечённого окна. Осколок битого стекла, разорвавший сонную артерию, не оставил ему шансов выжить в последнем рывке на призрачную свободу. Врачи всячески пытались спасти парня, но лишь беспомощно констатировали неурочную смерть погибшего.
Василия после смерти сына трудно узнать – совсем седой, почти лысый, убитый горем старче. Надя зачастила в храм, где, стоя с поникшей головой около чудотворной иконы нерукотворного Спаса, до сих пор шепчет сыну никому не ведомые слова о своей неутихающей боли.
Светланка реализовала мамину давнишнюю мечту – закончила на все пятерки медицинскую академию в Ярославле, уже успела поработать в дико секретном оборонном институте и вернулась домой совершенно разочарованной. И наконец-то, вышла замуж, познакомившись по наущению подруг с хорошим парнем - встретились, понравились друг дружке, поженились.
Собственно, эта свадьба и сподвигла меня к описанию этой темы. Молодой человек, не совсем уж мальчик, но и не дядька оказался по социотипу бальзак – умненький, на хорошей финансовой должности, успевший к 35ти годикам построить себе отдельное жильё, и поднакопить деньжат на расширение жилплощади. Но очень мечтающий об уютной собственной небольшой социальной ячейке, именуемой в народе семьёй.
Свадьбу справили. Надежда мне похвасталась – у нас теперь тоже есть Алеша, намекая на имя моего сына. Радость длилась недолго. Василий, тесть теперь, без конца прикапывался к Алексею, что у зятя руки растут не из того места, в смысле не так, как у Васи. Надя жаловалась, что зять вечно витает в облаках, и плохо понимает житейские потребности, в смысле – на даче, на стройке , ну и т.д. Родился внук, которому деды – Надя с Васей, были несказанно рады, видимо рождение внука бальзамом залечивало ноющую рану после потери сына.
Внук Мишутка растет, жаль я не видела его и не могу сказать – что ждать в соционическом плане. Выбор как всегда не велик – мама драйзер, папа бальзак. Отношения активации – редкое везение для случайного брака. Однако сложилось так, как сложилось, не прижился интуит в стане сенсоров. Семья из 4х (с Валериком) интровертных сенсоров оказалась слишком закрытой и неприступной крепостью для интуита. Чужой он для них, непонятный, ну и значит – плохой и ну его нафиг. Жалко, очень жалко, а ведь как бы украсил он их жизнь, каких бы детишек наделали молодые. Может ещё спасет вариант, что внучок – роб. Но по рассказам - в деда пошел , дюма наверное.
Вот собственно и всё, что я хотела про них рассказать. Надеюсь, секретов не выдала и лишнего не написала. Только то, что для меня самой дорого и интересно. Дай Бог всем им здоровья. Ну и нам, конечно, тоже.

@темы: соционика, соционические отношения, #социон